Иоганн Гете. “Амур-живописец”

На скале сидел я ранним утром,
Пристально глядел в туман рассветный,
Точно холст, покрытый серым грунтом,
Вширь и ввысь он затянул окрестность.
Подошел ко мне какой-то мальчик
И воскликнул: “Что ты, друг любезный,
В полотно уставился глазами?
Иль навеки потерял охоту
Красками орудовать и кистью?”
На дитя взглянул я и подумал:
“Ишь, наставник у меня нашелся!”
“Так сидеездейственно и мрачно,-
Молвил мальчик,- выйдет мало толку.
Хочешь, я картину нарисую,
Научу, как пишутся картины?”
И тотчас же пальчиком искусным,
Розовым и белым, точно роза,
Быстро начал по холсту водить он,
Пальцем начал рисовать картину.
Наверху изобразил он солнце
В блеске ослепительно прекрасном,
Облака, с краями золотыми
В тех местах, где луч сквозь них пробился.
Трепетными, легкими мазками
Лес наметил, от росы блестящий,
А за лесом широко и вольно
Цепь холмов волнистую раскинул.
Безводы не обошлось в картине –
Написал и речку, так правдиво,
Будто солнце на воде сверкало,
Будто волны на песок плескались.
За рекой простерся луг с цветами,
На лугу зажглись, затрепетали
Зелень, пурпур, золото, эмали,
Россыпи рубинов и смарагдов.
А над... всем – лазурный купол неба,
И вдали – синеющие горы.
Восхищенный, то на живописца
Я глядел, то на его картину.
“Ну, тепер видишь,- мне сказал он,-
В этом деле кое-что я смыслю,
Но нора заняться самым трудным”,
И тогда, с великим прилежаньем,
Написал он пальчиком искусным
Па опушке леса, там, где солнце
Ярким светом зелень заливало,
Написал прелестную пастушку,
Стройную, в простом, открытом платье,
Синий взор и розовые щеки,
Розы-щеки, схожие по цвету
С пальчиком, который сотворил их,
“О дитя! – вскричал я.- У кого ты,
У какого мастера учился
Рисовать так верно и правдиво
И с таким высоким совершенством?”
Не успел еще договорить я,
Закачались ветви на деревьях,
Легкий ветер закурчавил воду,
Взвил косынку на кудрях пастушки,
И тогда,- о, как я изумился! –
Девушка ногой переступила,
Обернулась и пошла к утесу,
Где сидели я и мой учитель.
И когда все, все пришло в движенье,
Воздух, волны, листья, и косынка,
И сама красавица – о боги! –
Мог ли я недвижно, будто камень,
Усидеть на каменном утесе!
Перевод: В. В. Левика


Стихотворение: Иоганн Гете. “Амур-живописец”