Элизабет Барретт-Браунинг. “Свирель”

Над чем развозился великий бог Пан
Внизу в камышах на реке?
Наносит повсюду разор да изъян,
Плескаясь и брызжа козлиной ногой,
Кувшинкам помял он убор золотой,
Стрекоз разогнал по реке.
Тростник себе вырвал великий бог Пан
Из свежего лона реки;
Мутится вода, как зимой в ураган,
Лилеи без жизни помяты лежат,
Умчались стрекозы на берег назад,
Пока его рвал из реки.
На круче уселся великий бог Пан
Над волнами темной реки.
Сломив тростнику его трепетный стан,
Он ловко, как бог, сталью резал, строгал
Покорный камыш, пока тот утерял
Свой влажный наряд из реки.
Камыш срезал низко великий бог Пан
(Как стройно стоял тот в реке!),
Середку, как сердце живое из ран,
Отверстием вытянул... внешним кольца
И стебель засохший, пустой, без конца
Сверлил на лазурной реке.
“Вот это, – смеялся великий бог Пан, –
Нежней чаш гремящих тимпан,
На нем лишь сыграть и удастся богам”.
К отверстиям ртом он припал, по волнам
Трель дрогнула синей реки.
Как сладко дрожат переливы, бог Пан,
Как тают над тихой рекой!
Как гаснут с истомой, великий бог Пан!
Закат на горе позабыл догорать,
Лилеи ожили, стрекозы опять
Вернулись мечтать над рекой.
Но все полузверь лишь великий бог Пан,
Смеялся у тихой реки
Над тем, что поэт им из смертных создан;
Богам настоящим жаль: траты труда,
И то, что не будет расти никогда
Расти камышом у реки.
Перевод: А. А. Милорадович


Стихотворение: Элизабет Барретт-Браунинг. “Свирель”