Демьян Бедный. “Усы да борода”

Сказка

У кузнеца, у дедушки Филата,
Был двор и хата,
А в хате на стене –
Портрет, а чей портрет – не угадать в три года:
То ль в бричке поп, то ль воевода
На вороном коне,
То ль… как-нибудь потом скажу наедине.
Ну, словом, кто-то был когда-то намалеван,
Да после дедом так заплеван,
Что от лица почти не стало и следа:
Едва виднелися усы да борода!
У деда был такой обычай постоянный:
К портрету подойдет и – тьфу ему в глаза!
“Тьфу, разрази тебя гроза!
Тьфу, сатана ты окаянный!”
Случилось – сатана все это увидал, –
И стало так ему обидно и досадно,
Что он с досады похудал.
“Постой же! – про себя ворчал нечистый. – Ладно.
Посмотрим, так-то ль ты удал!
Плеваться вздумал, а? Моя-де это рожа!
Положим, на мою она и не похожа, –
Но ежли ты ее считаешь за мою,
Так я ж те поплюю!”
Тут дьявол подослал подручного к Филату.
Явился к деду бес под видом паренька.
“Не надо ль, дескать, батрака?”
“Что ж? – молвил дед. – Возьму. А за какую плату?”
“Задаром! Лишь мое усердие ценя,
Ты малость подучи кузнечеству меня!”
Дед рад тому: “Изволь, учись, коли охотник!”
Сам бабе шепотком: “Глянь, даровой работник!”
Работник даровой
У наковальни без отхода.
Прошло каких-нибудь полгода,
Дед не нахвалится: “Парнишка – с головой,
И золотые руки!”
Парнишка стал меж тем ковать такие штуки,
Что дед, хоть чувствовал в руках немалый зуд,
Хоть глаз не мог отвесть от мастерской работы,
Одначе взвыл: “Ой, парень, что ты!
Влетим под суд!
Эх, черт! Подделал же ты ловко!
Пятак! Воистину – пятак!
Ну ж, молодец! И как ты так?!”
“Вот пустяки нашел! Какая это ковка? –
Стал несуразное тут малый толковать. –
Коль хочешь, я тебя могу перековать!!
Переверну в горне налево да направо –
Полсотни лет с тебя сниму!..”
“Да ну? Такое скажешь, право!
Никак и в толк я не возьму!”
“Возьмешь!.. Вон старичок идет по косогору!
Эй, старина! А старина!
(Знал младший бес по уговору,
Что “старичок” был – сатана.)
Слышь, дедушка, тебе помолодеть охота?”
“Еще бы!”
“Я тебя перекую в два счета”.
“Что ж, милый, помирать равно мне.
Хочешь – куй.
Ты парень, вижу я, удалый”.
Засуетился сразу малый:
“Хозяин, дуй!”
Едва не лопаясь... от смеха,
Пыхтит-кряхтит Филат у меха.
А бес клещами старца хвать
И ну ковать!
Вертел в огне его проворно.
Глядь, прыгнул из горна такой ли молодец:
“Благодарим покорно!
Ай да кузнец!”
Филат, оторопев, не мог промолвить слова.
А парень снова:.
“Хозяин, что ж? Ложись!”
Очухался Филат:
“Ох, брат!
Кузнец, и вправду, хоть куда ты!
Помолодеть бы я и рад, –
Но, как война теперь, боюсь: возьмут в солдаты,
А я… какой уж я солдат?
Обидел я когда хоть муху?
Таких, как я, да ежли в бой…”
Озлился парень: “Шут с тобой!
Веди сюда свою старуху.
Пусть хоть ее омоложу!”
“Старуху? слова не скажу!
Старушка стала чтой-то слабой. –
Посеменил Филат за бабой: –
Вот, баба, так и так, – пример тебе живой.
Вернешь ты молодость свою, красу и силу.
Помру, останешься такою ли вдовой!”
Мотает баба головой:
“Век прожила с тобой, с тобой пойду в могилу”.
“Да ты подумай, голова!” –
Дед не скупился на слова,
Просил по-доброму сначала,
Покамест баба осерчала,
Потом, озлившись сам, забил ей в рот платок,
Связал ее и в кузню приволок.
Вертели, жарили в огне старушку Дарью,
Пока запахло крепко гарью.
Тут дед встревожился: “Чай, вынимать пора?
Боюсь, не выдержит: стара!
Слышь, парень, погляди: старуха-то жива ли?”
А парня… Митькой звали!
Исчез, как не бывал. Дед глянул, а в огне,
Заместо бабушки, костей горелых кучка
Да недотлевшая онучка.
Сомлел Филат: “Ой, лихо мне!
Ой, лихо!”
Прижался, съежившись, к стене
И… захихикал тихо:
“Хи-хи-хи-хи!.. Хи-хи-хи-хи!..
Помолодел… Хоть в женихи!..
А бабка… Под венец такую молодицу!..
Сережки, Дарьюшка, сережки-то надень!..”
Бедняк, отправленный в больницу,
В больнице помер в тот же день.
*
Не стало дедушки Филата!
В пустом его дворе стоит, как прежде, хата,
А в хате на стене
Висит портрет, а чей – не угадать в три года:
То ль в бричке поп, то ль воевода
На вороном коне,
То ль… как-нибудь потом скажу наедине.
Ну, словом, кто-то намалеван,
Да только кузнецом покойным так заплеван,
Что от лица почти не стало и следа:
Чуть-чуть виднеются усы да борода!
*
Всю правду говорить – обычай пролетарский,
Так потому скажу – какой уж тут секрет? –
Что дедушка Филат так заплевал портрет –
Чей? Ну, известно: царский!
Дата написания: 1915 | 1917 годы


Стихотворение: Демьян Бедный. “Усы да борода”