Аполлон Майков. “Старый дож”

“Ночь светла; в небесном поле
Ходит Веспер золотой;
Старый дож плывет в гондоле
догарессой молодой…” 1
Занимает догарессу
Умной речью дож седой…
Слово каждое по весу –
Что червонец дорогой…
Тешит он ее картиной,
Как Венеция, тишком,
Весь, как тонкой паутиной,
Мир опутала кругом:
“Кто сказал бы в дни Аттилы,
Чтоб из хижин рыбарей
Всплыл на отмели унылой
Этот чудный перл морей!
Чтоб, укрывшийся в лагуне,
Лев святого Марка стал
Выше всех владык – и втуне
Рев его не пропадал!
Чтоб его тяжелой лапы
Мощь почувствовать могли
Императоры, и папы,
И султан, и короли!
Подал знак – гремят перуны,
Всюду смута настает,
А к нему – в его лагуны –
Только золото плывет!..”
Кончил он, полусмеяся,
Ждет улыбки – но, глядит,
На плечо его склоняся,
Догаресса – мирно спит!..
“Все дитя еще!” – с укором,
Полным ласки, молвил он,
Только слышит – вскинул взором –
Чье-то пенье… цитры звон…
И все ближе это... пенье
К ним несется над водой,
Рассыпаясь в отдаленье
В голубой простор морской…
Дожу вспомнилось былое…
Море зыбилось едва…
Тот же Веспер… “Что такое?
Что за глупые слова!” –
Вздрогнул он, как от укола
Прямо в сердце… Глядь, плывет,
Обгоняя их, гондола,
Кто-то в маске там поет:
“С старым дожем плыть в гондоле.
Быть его – и не любить…
И к другому, в злой неволе,
Тайный помысел стремить…
Тот “другой” – о догаресса!-
Самый ад не сладит с ним!
Он безумец, он повеса,
Но он – любит и любим!..”
Дож рванул усы седые…
Мысль за мыслью, целый ад,
Словно молний стрелы злые,
Душу мрачную браздят…
А она – так ровно дышит,
На плече его лежит…
“Что же?.. Слышит иль не слышит?
Спит она или не спит?!”

1 Эти четыре строчки найдены в бумагах Пушкина, как начало чего-то. Да простит мне тень великого поэта попытку угадать: что же было дальше?

Дата написания: 1887-1888 годы


Стихотворение: Аполлон Майков. “Старый дож”