Адам Мицкевич. “Доктору С, предпринимающему научное путешествие. В Азию для изучения естественной истории”

Жрец Эскулапа ты, язычник ты заклятый,
Чтоб твоего божка признали азиаты,
Вступаешь, не страшась, со смертью в поединок,
Покинувши сердца тоскующих литвинок,
Ты не умрешь с тоски: и Средь чужого края
Тебе, как друг, близка любая тварь земная,
И узнаешь, взглянув в высь неба голубого,
Как подданных король, ты жителя любого.
И сразу скажешь ты, откуда эта птица
И сколько лет еще ей над землей носиться.
Тебя не устрашит морей прибой бурливый, –
В их глубину влечет тебя твой дух пытливый.
Ты спустишься туда, где под волнами скрыты
Растенья водные, питомцы Амфитриты.
Причудлив облик их, как сновиденье, сказка,
И, как у радуги, изменчива окраска.
Звезда морская там дно моря освещает,
Об Аристотеле фонарь напоминает,
Ладья с живым веслом скользит в стеклянной зыби,
Мечами острыми сражаются там рыбы.
Немало там чудес, однако пилигрима
Подстерегает смерть на дне неуловимо.
Оставим царства рыб, подводные темницы,
На суше много тайн для разума таится!
Волшебник, превратишь ты, палочку взяв в руки,
И астраханские пески в исток науки.
Раздвинем горы мы, чтоб в кузнице природы
Найти сокровища и рудные породы.
Не драгоценности, в которых много блеска, –
Ценю открытия, значенье коих веско,
И я готов уйти от россыпи лучистой
К геодам, запертым на ключ из аметиста.
Ты знаешь, как они в земном возникли... чреве?
Когда наш праотец в раю вздохнул о Еве,
То этот вздох любви невинной, первородной
Был заключен землей в сей камень благородный.
Нам иудейские о том вещают знаки,
Которые архив земли хранит во мраке.
Гумбольдт ключи тебе даст к этим алфавитам,
Биографом земли ты станешь знаменитым.
Пугает летопись земная свитком длинным, –
Года земли сочтешь ты по пластам, морщинам.
А если в чем пробел загадочный случится,
Ты мамонта о том спроси, как очевидца.
“Боянус!” – крикнешь ты, будя земные недра.
Покинет ложе он из каменного кедра,
Протрет глаза, и пасть раскроет, и ответит,
Расскажет, как текла, жизнь сорока столетий.
Как мир, она стара, как чудо, неизвестна,
Правдива, словно счет, и, как мечта, чудесна!
Прощай! Витай в былом средь сгинувших величий
И матери-земле напомни век девичий.
А я на путь иной вступить надеюсь скоро:
О будущем завел я с небом разговоры.
На звезды поглядел как астролог, пытливо,
Увидел странствий всех моих конец счастливый.
Тогда, свой пыльный лоб от зноя освежая,
Разбавим неманской струей вино Токая,
Чтоб мудрым королем науки величали
Того, кто первый дно исследует в бокале.
Тогда враги добра и разума все сгинут,
Тогда вернувшихся друзья опять обнимут,
Чтоб мы о тяжких днях разлуки и печали,
Как о делах давно минувших, вспоминали!
Перевод: М. А. Зенкевича


Стихотворение: Адам Мицкевич. “Доктору С, предпринимающему научное путешествие. В Азию для изучения естественной истории”